А вы знаете?

       Самая знаменитая и древння книга Исландии и Скандинавии, написанная в XIII в., является "Младшая Эдда".

На заметку:

Успех web-мастера?

Викинги

Викинги

А вы знаете?

       Содержание скандинавских мифов, рассказывающих о приключениях скандинавских богов, сильно отличается от праиндоевропейских сюжетов.

Королевские саги
" Саги о Посошниках " часть 1

1. Хакон сын Сверрира избран конунгом

       После того, как весной умер конунг Сверрир, летом Хакон, его сын, был избран конунгом на Эйратинге на севере в Трандхейме. На этом сошлись все хёвдинги, которые прежде служили его отцу конунгу Сверриру. Незадолго перед тем умер Сигурд Повелитель, сын конунга Сверрира. После него остался сын по имени Гутхорм.
       В то время, когда конунг Сверрир осаждал крепость в Тунберге, о чем было написано ранее, жители Упплёнда дали Инги звание конунга. Когда же Инги узнал, что Сверрир покинул Вик, он спустился из Упплёнда в Вик и находился там до тех пор, пока не проведал о кончине конунга Сверрира. Тогда Посошники решили сесть на корабли и собрали большое войско. Они рассчитывали плыть на север в Берген. Попутного ветра пришлось ждать довольно долго.
       Когда весть о Посошниках дошла до Бергена, там находился Сигурд Конунгов Родич, сын сестры конунга Сверрира. Его мать звали Хельга; она была дочерью конунга Сигурда. Сведав про Посошников, Сигурд собрал множество крупных судов и вывел их в море; у него было большое войско. Он встретил Посошников южнее Ядара, согнал на берег и захватил все их корабли со всем добром. Сам Инги бежал на восток в Вик, а оттуда — в Унплёнд, и на лето стал в горах у озера Мьёрс. Здесь его предали свои же люди. Одного человека звали Гуннар Вьюк; его Инги раньше сажал вблизи себя и делал ему много добра. Этот бонд убил Инги на Святом Острове на озере Мьёрс. После этого войско рассеялось, и те, за кем были большие дела, бежали из страны, кто в Данию, а кто и подальше.
       Королева Маргрет, которая ранее была за конунгом Сверриром, после, его смерти уехала на восток в Гаутланд и увезла с собой Кристин, их с конунгом дочь, а сверх того — многие сокровища конунга. Весну она также провела в Гаутланде.
       В то же лето конунг Хакон выехал на восток в Вик и долго там находился. Он отправил всем епископам, которые были с конунгом Сверриром в распре, послания, дабы они явились к нему и помирились с ним, как повелел конунг Сверрир перед своей кончиной. Он также послал за своей сестрой Кристин, и ее забрали против воли королевы. Летом епископы вернулись к своим престолам и сделались друзьями конунга. Осенью конунг Хакон отплыл в Берген и пробыл там всю зиму. Всему народу он пришелся по нраву.
       Той осенью из Исландии приплыл Гудмунд сын Ари, которого избрали епископом Севера страны. Конунг принял его как нельзя лучше. Новый епископ пробыл с ним некоторое время. С тех пор он всегда был большим другом конунга.
       Эйнар Священник был женат на сестре конунга Хакона, одной из дочерей конунга Сверрира; он был наместником на юге в Рогаланде. Он был большим хёвдингом. Конунг Хакон ставил его выше других. С Берестяниками были и многие другие хёвдинги: Хакон Шальной, Петр Истребитель, Сигурд Конунгов Родич, Хроар Конунгов Родич, Эйвинд Священников Зять и многие другие видные люди, выделявшиеся как происхождением, так и собственной славой.

2. Про Эрлинга Каменная Стена

       Эрлингом Каменная Стена звался человек, которого называли сыном конунга Магнуса сына Эрлинга. Он попал в плен в Стране Вендов и содержался под стражей. Одну вендку звали Маргрет. Вот как она вызволила его оттуда: они с Эрлингом разодрали одежду на части и связали из нее канат. Эрлинг выбрался через окошко на каменную стену, а оттуда по привязи вниз, но до земли привязь не доставала, и тогда он упал и повредил себе бедро. Но поскольку ночь была темной, он спасся и впоследствии объявился в Дании. С тех пор его называли Эрлинг Каменная Стена.
       В то лето, когда конунг Хакон был в Вике, Эрлинг Каменная Стена приплыл в Сканэйяр и открыл норвежцам свое происхождение. Тут же вызвались люди следовать за ним, но он сказал, что не хочет подымать войска против конунга Хакона или чинить смуту, пока тот правит Норвегией. Затем Эрлинг отплыл в Копенгаген и пробыл там зиму.

3. Кончина конунга Хакона сына Сверрира

       Осенью конунг Хакон выехал в Берген и пробыл там зиму, а летом отправился на восток в Вик, но осенью вернулся в Берген и приготовился зимовать. Той же осенью Эрлинг припыл в Сканэйяр, и тогда же с востока из Гаутланда в Берген приехала королева Маргрет и осталась на зиму, и ладили они с конунгом Хаконом довольно худо.
       Зимой во время йоля конунг Хакон заболел, и сразу настолько тяжело, что члены его отнялись. Тогда он велел отнести себя в крепость и некоторое время лежал там, а потом умер. Его похоронили в Церкви Христа; над его могилой очень горевали, ибо его любили больше прочих людей. Был он веселого нрава и щедр, величав и воспитан в лучших обычаях, отважен и в ратных делах удачлив. Он всегда был для Берестяников надежной опорой, о чем написано ранее.
       Королеву Маргрет обвиняли в том, что она велела одному человеку отравить питье конунга. Берестяники схватили этого человека и обвинили его, а он отрекался и предложил испытать его очищением, и вышло так, что перед испытанием он постился и нес железо достойно и отважно. Но когда железо убрали, рука оказалась сильно обгоревшей. После этого его отвели к Бергенскому Заливу и там утопили.

4. Гутхорм сын Сигурда избран конунгом

       В то же лето Берестяники избрали себе конунгом Гутхорма сына Сигурда Повелителя. Он был еще ребенком, а во главе войска стояли Хакон Шальной, сын сестры конунга Сверрира, и Петр Истребитель, сын другой сестры конунга Сверрира. Его женой в то время была Ингибьёрг, дочь конунга Магнуса. Вот кто еще был с ними: Сигурд Конунгов Родич, Эйвинд Священников Зять, Хроар Конунгов Родич и много иных именитых людей.
       Когда же об этом узнали те, кто прежде был с Посошниками, они сочли, что от Берестяников ждать добра не приходится, и уехали из страны в Данию. Торлейв Ножны и сыновья Энунда Сходни, Одд Зуб и Арнбьёрн Тролль, явились к Эрлингу Каменная Стена в Копенгаген. Там у них собралось войско. К ним примкнули многие из прежних Посошников. Затем они направили послание своим друзьям в Вик и назначили им встречу у Алаборга в канун поста. Туда явились из Норвегии Хрейдар Посланник, Сёльви сын Дис, Филиппус из Вегины. У них было большое войско и много людей, и когда они приплыли в Вик, весь народ подчинился им, и они поплыли на запад к Осло. Там находился в то время епископ Никулас. Эрлинг просил епископа дать ему подтвердить свое происхождение, но епископ устраивать очищение в Осло не захотел. Тогда пришли многие из предводителей войска и поддержали Эрлинга. Кончилось тем, что епископ позволил Эрлингу нести железо в Борге, если он того хочет. Эрлинг отправился в Борг и начал поститься. Епископ подъехал, когда тот уже был готов взять железо. Тут епископ сказал, что нести не нужно, —
       — езжай в Тунберг и неси железо там, ибо туда явится конунг датчан, а он должен видеть испытание.
       Тогда Эрлинг выехал в Тунберг и стал дожидаться конунга датчан. Епископ Никулас и конунг датчан договорились, что конунг поедет в Норвегию и возьмет с собой Филиппуса сына Симуна, сына Кари, племянника конунга Инги сына Харальда и родича епископа Никуласа.
       И вот весной в канун Ботольвова Дня Вальдамар Конунг Датчан прибыл в Тунберг на более чем трехстах кораблях; он плыл с миром. Тогда Эрлинг еще раз постился перед испытанием и нес железо храбро и достойно. Было это на глазах епископа с конунгом, а когда пришло время освобождать руку, конунг датчан выстроил вокруг церкви вооруженных людей, и не очисться Эрлинг, его участь легко было предвидеть. Весь день Эрлинг находился при конунге датчан. Конунг дал ему тридцать пять кораблей со всей оснасткой. Наутро был созван Хаугатинг, но еще до тинга епископ Никулас поддержкой друзей и собственным могуществом добился того, чтобы его родич Филиппус был избран ярлом. Епископ обещал положить за них все свои силы. Тогда же Эрлинга избрали конунгом. После этого он дал Филиппусу звание ярла. Затем конунг датчан уехал к себе на юг в Данию.
       Было много таких, кто примкнул к Эрлингу и принес ему присягу. Теперь к Эрлингу примкнули Арнбьёрн сын Йона, сына Гаута, и Хельги сын Биргира, Асбьёрн Набалдашник, Гюрд сын Бентейна, Гутхорм Мутовка, Орм Длинный, Торд Ворот, Бенедикт из Гуманеса, Симун Корова, Кольбьёрн Рыжий, Гюрд Косой; у них набралось много народа, и все как на подбор. В канун Иванова Дня они созвали Боргартинг. Там Эрлинг был избран конунгом, а Филиппус — ярлом. Затем они вернулись обратно в Тунберг. Все Берестяники бежали из Вика на север в Трандхейм, а некоторые — в Берген. Те Берестяники, которые прежде сидели в Бергене, бежали оттуда на север, едва до них дошли вести о том, что в Вике стоит датское войско.
       Тем же летом в Трандхейме умер конунг Гутхорм. Тогда Берестяники созвали Эйратинг. На нем были архиепископ Торир и все умнейшие люди Трёндалега. На тинге говорили об избрании конунга. Хакон Шальной перед этим женился на фру Кристин вопреки советам архиепископа. Большинство бондов желало избрать Хакона, но архиепископ был против. Еще называли Сигурда Конунгова Родича, сына дочери конунга Сигурда сына Харальда, а также Петра Истребителя, сына сестры конунга Сверрира.
       Инги звался сын Сесилии Конунговой Дочери; он был брат Хакона Шального и сын Барда сына Гутхорма. Инги был тогда в Торговом Месте, и поскольку он был тренд родом, весь народ желал его в конунги. Была на то и воля архиепископа, ибо Инги ранее воспитывался у него. И Инги избрали конунгом. Но поскольку он был юноша и полки водить не обучен, а надо было ждать больших смут, воины советовали Инги дать Хакону звание ярла, что и было сделано.
       В канун Дня Олава Эрлинг вышел из Тунберга со всем своим войском, и они поплыли на тридцати пяти кораблях вдоль побережья на север. Они взимали военный побор и все конунговы подати и шли довольно медленно. Когда же они подошли к Бергену, в городской крепости сидели Берестяники Дагфинн, Торгрим из Льянеса и Торир Ловчила, и с ними почти две сотни людей.
       Посошники вошли в город и устремились наверх к крепости, и некоторое время они перестреливались из луков. Тут Эрлинг Каменная Стена сказал своим:
       — Не стреляйте в них, ведь все они — наши люди.
       Ночевали Посошники на кораблях, — некоторые из них стояли на якоре, а другие у Моста Монахов, — а днем всегда находились в городе. Всякий раз они поднимались к крепости, и обе стороны перестреливались из луков. Многие были ранены, но убитых было мало.
       Однажды днем конунг Эрлинг и его люди прошли на гребных судах от острова Хольм до Епископского Моста; там они пристали и поднялись к Церкви Креста. Когда Берестяники это увидели, они выходят им навстречу и теснят их столь яростно, что Посошники обращаются в бегство. Эрлинг и часть людей попрыгали в воду, а другая часть пала. Некоторым удалось добраться до кораблей, и добравшись, они спросили Эрлинга, по-прежнему ли это их люди. Конунг сказал, что это так и есть.
       Немного позже Посошники отплыли из города на север, ставя наместников по округам, и плыли вдоль побережья до Ругсунда. Там они стояли три недели. Тогда же епископ Никулас собрал свои подати, и у них скопилось много денег. Тут к ним примкнули бонд Лодин из Лейкины и Никулас сын Ботольва со своим братом Кёрлунгом, Эйндриди Цапля, Кальв с Хорнины. В это время они узнают, что Берестяники избрали себе конунга и ярла и собираются плыть с большим войском на юг. Тогда Посошники поворачивают назад в Берген и ставят свои корабли в Лососьем Заливе.
       При епископе был тогда один гебридец, который умел делать метательные орудия, и он говорил, что порушил перед этим множество крепостей, —
       — и коли не порушу эту, — сказал он, — заложите меня самого в орудие и метните в крепость.
       Затем к крепости подвезли бревна и начали строить орудие. Эту пору прозвали орудийной осенью.
       В это время в город пришла весть, что у Ставафьорда показались паруса Берестяников, и что те держат путь на юг. Кормчих созвали на сходку и стали справляться, какое решение людям больше всего по душе. Конунг хотел, чтобы они остались и сразились с Берестяниками.
       Епископ отвечал:
       — Если ты, конунг, хочешь сразиться здесь с Берестяниками, тебе не понадобится впоследствии печься о тех, кто сейчас за тобой следует. Мой совет собраться как можно скорее, поднять наши паруса и плыть на восток в Вик. Там и будем биться с Берестяниками, если они за нами последуют.
       Этот совет был принят. Епископ тотчас велел убрать шатер на своем корабле и вышел из залива в море, а за ним каждый, кто в тот миг был готов. Они плыли днем и ночью, пока не прибыли в Тунберг. Затем епископ уехал в Осло.
       Берестяники вошли в Берген чуть позже того, как Посошники двинулись в путь. У них было большое войско и крупные суда; они сочли, что в преддверии зимы угнаться за Посошниками будет трудно. Некоторое время они пробыли в Бергене; а после вернулись обратно на север в Трандхейм и провели зиму там, а Посошники — в Вике. В Упплёнде были и те, и другие.

5. Перечень Мужей

       В Упплёнде из Берестяников были Ульв Петух, Харальд Пика, Гудлейк Кадушка Жира и много иных предводителей. А из Посошников были Торальди сын Ауги, Гудлейк Увёртка, в Хрингарики — Бенедикт из Гуманеса, в Вальдресе — Йон Прислужник. Зимой они убили Нарви Копье, и с ним множество народа, но некоторым удалось спастись и бежать в Согн. И Берестяники, и Посошники нередко нападали друг на друга или устраивали засады; с обеих сторон были убитые.
       Весной после пасхи Эрлинг отрядил свои весельные ладьи и все легкие суда. Над ними были Арнбьёрн сын Йона, Никулас сын Ботольва, Лодин Окольничий, Гюрд сын Бентейна, Атли Служанка. У них было восемнадцать кораблей; они собирались идти в Берген и шли быстро. Но когда они подошли к Фьольбюрье, до них дошли вести, что Эйнар Конунгов Зять сидит в Ставангре и ничего не проведал об их походе. Тогда они повернули туда и днем прошли на парусах мимо Ядара, а к середине дня подошли к городу. Когда же до Эйнара дошла весть об их походе, он был на заключении мировой. Он не рассчитывал, что до них доберутся так скоро, а когда Эйнар и его люди увидели корабли, они побежали в церковь Свитхуна и в церковную звонницу.
       Посошники взломали церковь и предложили Эйнару пощаду. Затем они зашли внутрь; тогда Эйнар принес на мощах Свитхуна клятву никогда не быть против конунга Эрлинга. После этого его вывели наружу. Предводители хотели оставить ему жизнь, но воины решили по-своему и убили его. Было убито еще четверо из тех, кого вытащили из церкви; около пятидесяти человек получило пощаду. Посошники захватили там большие деньги с военных поборов, которые Эйнар ранее собрал с Рогаланда. Затем Посошники вернулись обратно в Тунберг.

6. Про Берестяников и Посошников

       Берестяники потребовали ополчения со всего севера страны и весной выехали на юг в Берген с очень большим войском, а затем двинулись на восток в Вик. Петр Истребитель забрал себе наместничество, на котором прежде сидел Эйнар, и посадил там Ани, сына своей сестры, с Торкелем Драконом. Сам же Петр поехал с конунгом на восток.
       Посошники были в Тунберге: корабли их были снаряжены, и они собирались идти на север. Но когда дошли вести о Берестяниках, они собрались на совет. Епископ Никулас сказал, что биться с таким полчищем нельзя, и нет иного выхода, как отплыть в Данию. Было решено поднять паруса и плыть юг в Халланд; некоторое время они стоят в Виске.
       Берестяники вошли в Тунберг и созвали там Хаугатинг. На нем Инги был избран конунгом, а Хакон ярлом. Они снова подчинили Вик себе и посадили наместников. Потом они отправились в Борг и созвали Боргартинг. Там Инги также был избран конунгом, а Хакон — ярлом. Затем они вернулись в Тунберг.
       А когда об этом узнают Посошники, они держат совет. Ярл Филиппус отплыл с севера в Вик, и с ним Арнбьёрн, Филиппус из Вегины, Хрейдар, Никулас сын Ботольва, Атли Служанка, Хельги Кишка; у них было двадцать кораблей. Конунг с частью войска остался. Епископ Никулас уехал на юг в Копенгаген.
       Посошники плыли на север во всю мочь и рассчитывали нагрянуть внезапно, но когда они вошли в Хавстейнсунд, им стало известно, что на восточном берегу Берестяников нет, и они дожидаются наступления ночи, чтобы пересечь фьорд. В это время с юга у Траума показался большой торговый корабль, и он сразу ушел из пролива и поплыл к городу. Тут стражники стали скликать войско. Торговый корабль минует пролив и плывет поперек фьорда. Посошники смекнули, что весть о них успеет дойти до Тунберга; они налегают на весла и гребут вслед. Корабль уже шел мимо мыса Бримстейн; когда Посошники убедились, что нагнать его не удастся, они повернули назад в Хавстейнсунд. Затем они отвели все войско в Лимафьорд и летом долго находились в Алаборге. Туда прибыл и епископ Никулас. Потом они отплыли из Конунгахеллы на север к Аугусунду, и сошли там на берег, а корабли вместе с Арнбьёрном Троллем, Лодином Окольничим и почти двумя сотнями людей отослали обратно на юг в Халланд. Те плыли на юг до Ницы и вытащили там корабли на берег. Туда прибыл тогда же и епископ Никулас: он сошел с Книжной Торбы на землю и поехал на запад в Вик посуху. С ним отправились многие Посошники, но некоторые добирались туда на мелких судах. Осенью они встретились в Борге. Все свои корабли они отвели в горы в озеро Мьёрс, а оттуда — еще дальше на север в Хейдмёрк. На подходе к Малому Хамару убили Одда Зуба; это сделал Гудлейк Кадушка Жира. Он выбежал из лесу сам четвертый, а потом скрылся обратно в лесу.
       Посошники взяли путь на север через горы, спустились в Уппдаль, далее в Оркадаль и ехали оттуда до Торгового Места. Несколько отрядов Посошников выехало из Упплёнда и спустилось в Хардангр. Вот кто из предводителей был там: Сёрквир Олух, Симун Вол, Эрлинг Короткая Шея, Халли Наковальня, Эгмунд Дубовая Роща. У них было тридцать человек. Они убили Эрлинга Берестяника и его сына. Тут они проведали, что Торкель Дракон и его люди находятся неподалеку и отправились искать их. А Торкель и с ним двадцать пять человек плыли на весельной ладье; они пристали напротив Эгвальдснеса и разбили шатер. Посошники пристали возле Бэ и пошли берегом. Сперва они сняли стражников, а затем обрушили шатер. Там пал Торкель и вся его челядь. Те Посошники, которые достигли Торгового Места, не встретили сопротивления и оставались некоторое время в городе. Затем они созвали Эйратинг, и к ним пришло мало народа. Там Эрлинг был избран конунгом, а Филиппус — ярлом. Были посажены наместники, и им досталось мало денег с этих мест.
       Узнав о том, что Посошники выехали на север через горы, Берестяники разделили свое войско. Конунг Инги со своим войском поехал на север, а ярл Хакон поехал на юг со своим и застал тех, кто стерег корабли в Нице, врасплох. При этом пало почти тридцать человек Посошников, а все остальные бежали в горы. Там пал Арнбьёрн Тролль. Ярл Хакон захватил там все их суда и даже Книжную Торбу, корабль епископа Никуласа. Некоторые корабли они сожгли, а другие забрали с собой. К осени Берестяники снова вернулись в Вик; ярл выехал на север в Берген, а конунг Инги отплыл в Трандхейм.
       Посошники отрядили Асбьёрна Набалдашника и Торальди Кожаное Кольцо с двумя ладьями на юг в Мёр за вестями. Те увидели, как Берестяники идут мимо Стима; тогда они повернули на север. Увидав их, Берестяники устремились в погоню и гнали их весь день. Часть Берестяников зашла в Тингваллар. Там находился Гутхорм Мутовка; он был наместник. Берестяники настигли его на берегу. Гутхорм пал со своими людьми.
       Поздно вечером Асбьёрн Набалдашник пристал со своими людьми у Сольскеля. Ночью к ним подошли Берестяники, согнали их на берег и обложили остров. Утром они обыскали его и почти всех убили. Асбьёрну с несколькими людьми удалось спастись. Потом Берестяники двинулись в путь и севернее Агданеса захватили ладью Посошников, и после этого вошли в город. Посошники тотчас бежали из города по мосту в горы на восток в Эйстридаль через хребет Сканэйярфьялль, и не делали привала, пока не прибыли в Осло, а некоторые из них засели на Большом Острове. Конунг Инги той зимой был в Торговом Месте, а ярл Хакон — в Бергене.
       Ранее осенью, когда Посошников застигли в Нице, они бежали на север через Халланд, и путь их был труден. Поздно вечером они подошли к Льодхусу. Там с двумя ладьями стояли Берестяники. Это были люди Халльварда Нагорного Жеребца. Они ничего не подозревали, пока Посошники не подошли к ним и не перебили их почти всех. Посошники захватили корабли и поднялись на них вверх по реке до водопада Наустдальфорс. Там они вытащили корабли на берег и сожгли их, а после поехали в Маркир и далее на север в Упплёнд и встретили своего конунга у озера Мьёрс. Хальвард Нагорный Жеребец спасся, так как он был на берегу в городе.

7. Про наместников

       Сразу после йоля наместники выехали в свои округа. Филиппус из Вегины был наместником в Борге. Он велел построить две весельные ладьи, Асбьёрн Набалдашник одну, Торальди сын Ауги одну, Орм Длинный в Одинсэйе одну, Торстейн Вор одну, Йон Королева две ладьи у Эльва, Гудольв из Блаккастадира и Гуннар сын Асы две, Хрейдар две, ярл Филиппус две, Торд Ворот одну, Хундольв Жар и Гунни Длинный две ладьи в Скидани, Гюрд сын Бентейна одну. Всего было построено двадцать две ладьи. А конунг набрал на них войско.
       Они поплыли на юг к Конунгахелле через Вик и пришли туда примерно к середине поста, а после повернули на север в Тунберг. На третий день второй недели весть о постройке судов дошла до Берестяников. В страстную пятницу Посошники вышли из города, на второй день пасхи прибыли в Гриндхольмсунд, в субботу приплыли в Портюрью, в воскресенье — в Эсьюнесьяр. Там собралось все их войско. Конунг говорит, что хочет идти на север. Перед этим они отрядили за вестями несколько ладей; предводителями на них были Симун Корова сын Рагнара и Арнтор Метель из Бьяргсхейма. Этот замысел пришелся по душе не всем.
       На третий день конунг двинулся оттуда в Рандарсунд, но ехать не захотели и остались в Эсьюнесьяр Орм Длинный, Рагнар сын Гамаля, Гуннар сын Асы, Бенедикт из Гуманеса с четырьмя кораблями. Они проведали, что Торгильс Шелудивый Пёс собрал в долине Хвинисдаль большие деньги с военного побора. Утром они отплыли туда и вскоре прибыли к острову Хит; там они узнали, что Торгильс и его люди отправились за побором дальше на север. Тогда они поплыли вслед за ним и на подходе к Фокстейнар увидали паруса грузовых судов. Когда люди на грузовых судах увидели их ладьи, они свернули в залив Рёкуваг и бежали там на берег, а Посошники захватили деньги и к вечеру явились в Эйкундасунд.

8. Убит Йон Королева

       В ту нору, когда Посошники строили ладьи, Йон Королева был наместником на востоке у Эльва. Он разъезжал со своей свитой по пирам. Он явился к бонду по имени Транд. У того была красивая жена. Йон вызвал их обоих для беседы на чердак. Хозяйка пошла первой, и едва она зашла, Йон повернулся к бонду и вытолкал его наружу, а дверь запер. А когда бонд об этом рассказал, Йон пригрозил ему тяжбой за клевету и велел схватить его и отвести к себе на корабль, привязав к хвосту лошади. Бонд откупился полмаркой золота и был тому рад.
       Семью ночами позже Йон был на пиру в месте, которое называется Форсала. Рано утром он пошел в церковь вместе с другим человеком, а Транд и с ним семеро лежали в засаде, неподалеку и видели как он идет. Тут они бросились к церкви. Йон побежал к клиросу. Транд метнул в Йона копье и ранил его. Тогда Йон выбежал через клирос из церкви, а Транд за ним; в поле они убили его. Транд отрубил ему голову. Тело Иона отвезли в Конунгахеллу и похоронили там возле Монастыря, а Транд после этого отправился к Берестяникам.
       Гуннбьёрн, брат Йона и Сёльви сын Дис мстили за него и убили девять человек, а семерым отрубили по ноге.

9. Про Посошников

       Посошники некоторое время стояли в Эйкундасунде, а на пятый день отплыли оттуда на север в Хвитингсэйяр, минуя Ядар. Вечером они подошли к Кармсунду; было так темно, что основная часть войска отстала и не могла найти дорогу. Многие суда углубились в Фюлинсфьорд и достигли Кармсунда лишь к ночи. Затем они двинулись на север в Сиггьярваг; там они созвали кормчих на сходку и говорили о том, идти ли им на Берген, или плыть дальше на север. Они вызнали тогда, что ярл Хакон в городе и еще о них не проведал: поэтому большинство склонялось к тому, чтобы идти на него. Хрейдар Посланник возражал им и хотел, чтобы они обратились против конунга, и так было решено. Днем они пристали в Скалавике. Тут они отрядили две ладьи в Гравдаль, и те схватили там двух мельников и привезли их к войску. Они рассказали, что вести уже дошли до ярла, и все горожане стоят на дворе Церкви Христа во всеоружии. Тогда опять стали совещаться, что делать. Конунг хотел идти на город, но Хрейдар этого не допустил, а его совет был самым весомым. Затем были подняты паруса, и они отплыли от Вёлунеса, миновали Фенхринг и поплыли привычным путем на север. В заливе Викингаваг им повстречалось три грузовых судна. На них плыли Берестяники; они убили там несколько человек, а прочие бежали на остров.
       В понедельник вечером Посошники пристали в Скутусунде, поднялись к хутору и справились о новостях, сказав что они Берестяники. Бонд рассказал, что днем ему случилось везти посыльных с письмом для конунга Инги, и сказал, где их можно ждать ночью. Посошники тотчас поехали и убили посыльных, а письмо привезли конунгу Эрлингу. Было в нем то, что ярл Хакон слал привет своему брату конунгу Инги и просил его держать в уме, что Посошники двинулись на север,
       — и я не знаю, — говорит он, — пойдут ли они на вас, ибо войско у них небольшое. Бояться их не надо.
       На третий день они входят на веслах в Ангр на севере. Был встречный ветер, так что навстречу им вынесло грузовые суда на зарифленных парусах. Посошники выведали, что в Боргунде собран большой побор, и там построен сорокавесельник. В среду подул резкий ветер с севера; Они двинулись в путь, но все суда, кроме четырех ладей ярла Филиппуса, отнесло назад, так что в Боргунд они пришли лишь к ночи. Там они убили восемнадцать человек, захватив весь побор, а длинное судно сожгли.
       На пятый день конунг подошел на веслах к острову Иксней, и они сделали там привал на ночь. В этот время до них дошли вести с севера из Торгового Места, что конунг Инги выдает свою сестру Сигрид за Торгрима с Льянеса, и свадьбе быть в пятницу, а также о том, что Берестяники построили в Раумсдале длинное судно. Тогда они отрядили туда Филиппуса из Вегины с Тордом Воротом на двух ладьях. Все войско пошло дальше к Люнгверу. А Филиппус и его люди вечером прибыли в Веэйяр и заняли дальний залив. Берестяники держали в ближнем заливе гребную ладью. Посошники нашли на ней немного народа, но взяли большой побор, а длинное судно сожгли. Они сделали там привал на ночь. В пятницу вечером подул сильный попутный ветер. Тогда Посошники подняли паруса и ночью отплыли на север. Они задержались там на день потому, что не могли до рассвета обыскать хутор. А сидел в нем Йон Смурной со своей челядью.
       Вот войско вошло в Свеггьядарсунд: ветер усилился и разыгралась буря. Днем они стали в Веддэй. Там они собрались и стали держать совет.
       Тут Арнбьёрн сын Йона, а также Хрейдар, сказали, что разумно подождать войска, ведь две ладьи их задержались во Фьордах, а Филиппус и его люди еще не вернулись.
       — По мне, так лучше — сказал конунг — иметь четырнадцать ладей в городе ночью, чем вполовину больше утром.
       Тогда они спешат на свои места, разворачивают паруса и плывут на север, и вечером проходят мыс Агданес; все уже было готово для нападения.
       Тут Лодин Окольничий выступил и сказал, чтобы люди шли вперед, не страшась, а причаливать, мол, надо с моря у Отмели напротив Торговой Палаты и что —
       — лучше сейчас пасть со славой, чем долее скитаться по стране. К тому же более чем вероятно, что если мы дрогнем и побежим, гнать нас будут не только Берестяники, но и горожане. Однако может статься, что у них нет о нас вестей, и они лежат мертвецки пьяные, ведь похоже на то, что многие не жалели себе меда с вином, чтоб упиться допьяна. Свита конунга и его стяг пойдут по западной улице, ярл же и Арнбьёрн — по северной. Арнтор Метель и Симун Вол со своими людьми — у них был общий корабль — подойдут к реке, чтобы не пропустить тех, кто бросится вплавь.
       Тут были подняты паруса, и они вошли вглубь фьорда, к чему все и шло. Ночь была темной.

10. О посылке писем

       Ярл Хакон велел составить три письма в Бергене, и все на один лад. Одно письмо захватили Посошники, о чем написано ранее, но другое дошло до конунга; третье запоздало. В субботу вечером письмо пришло к конунгу Инги, и он прочел его и показал хёвдингам, и вечером решили скликать все войско с оружием к Торговой Палате. Но когда об этом узнал Торгрим, он попросил конунга не портить угощения и сказал, что сам позаботится о ночной страже в городе и отрядит туда своих челядинцев. Он прибавил, что не думает, будто Посошники решатся напасть на город при таком множестве народа, какое там было. Конунг был сильно пьян, как и все войско. Поэтому вскоре решили не скликать его к условленному месту. Сидели допоздна, а те, кого нарядили в стражу — челядинцы Сигвальди Селянина — объявили, что они не хуже прочих, чтоб не спать ночью, и напились до бесчувствия. Стражи выставлено не было, и обхода никто не делал. Конунг спал на дворе Сигурда Клятвы.