А вы знаете?

       Самая знаменитая и древння книга Исландии и Скандинавии, написанная в XIII в., является "Младшая Эдда".

На заметку:

Успех web-мастера?

Викинги

Викинги

А вы знаете?

       Содержание скандинавских мифов, рассказывающих о приключениях скандинавских богов, сильно отличается от праиндоевропейских сюжетов.

Королевские саги
" Сага о Магнусе Добром " часть 2

       Затем Магнус конунг собрал ополчение, призвал к себе лендрманнов и могущественных бондов и приготовил боевые корабли. И когда войско собралось, оно оказалось могучим и хорошо снаряженным. У него было семьдесят кораблей, когда он отплыл из Норвегии. Так говорит Тьодольв:

Смело вел ты к землям
Датским семь десятков
Стругов, вождь, что кряжи
Битв в поход собрали.
Зубр нырял на гребнях
Волн. Взрывала хляби
Грудь ладьи. На реях
Паруса плескали.

       Тут сказано, что у Магнуса конунга был Великий Зубр, который был построен по приказу конунга Олава Святого. На нем находилось более тридцати скамей для гребцов. На носу была голова зубра, а на корме хвост. Голова и хвост и их опоры были позолочены. Арнор Скальд Ярлов говорит:

Океан во злобе пеной
Брызгал. Грыз корабль буйный
Гарм сосны. Срывали с борта
Злато красное ненастья.
Всё на юг ты правил, конунг,
Мимо Ставанга, к Державе
Датской. Вздыбил море ветер,
Как лучи, сверкали мачты.

       Магнус конунг отплыл из Агдира в Йотланд. Арнор говорит:

Зубр великий борта,
Накренясь, нес князя
Сопва к югу, иней
Грудь челна окутал.
И вождь у прибрежья
Ютского, ас прута
Хильд, пристал на радость,
Духом бодр, народу.

       Когда Магнус конунг прибыл в Данию, его хорошо там приняли. Он спешно созвал тинг и встретился с жителями страны. Он просил у них признания его конунгом, согласно договору. И по той причине, что самые влиятельные мужи Дании были связаны присягою с Магнусом конунгом и желали соблюсти свои обещания и клятвы, они поддержали его просьбу перед народом. Во-вторых, помогло ему и то, что скончался Кнут Могучий и умерло все его потомство. В-третьих, в то время по всем странам распространилась весть о святости Олава конунга и творимых им чудесах.
       Затем Магнус конунг велел созвать тинг в Вебьёрге. На нем датчане провозглашали своих конунгов и в прежние и в новые времена. На этом тинге датчане провозгласили Магнуса сына Олава конунгом над всею Датскою Державою. Магнус конунг долго оставался в Дании в течение лета, и весь народ хорошо его принимал повсюду, куда он прибывал, и выражал ему покорность. Он назначил служилых людей по всей стране по должностям и округам и пожаловал лены могущественным людям. К концу осени он возвратился вместе со своим войском в Норвегию и провел некоторое время на Эльве.
       Свейном звали одного человека, сына ярла Ульва, сына Торгильса Спракалегга. Матерью Свейна была Астрид, дочь конунга Свейна Вилобородого. Она была сестрою Кнута Могучего по отцу и единоутробной сестрою конунга шведов Олава сына Эйрика. Их матерью была конунгова жена Сигрид Гордая, дочь Скёглар-Тости. Свейн сын Ульва долгое время жил у своих родичей, шведских конунгов, с тех пор как пал Ульв ярл, его отец, как написано в Саге о Кнуте Старом. Кнут велел убить в Хроискельде Ульва ярла, своего свойственника. По этой причине Свейн с тех пор не бывал в Дании. Свейн сын Ульва был красивейшим мужем. Он превосходил всех ростом и силою, ловкостью и красноречием. По мнению всех людей, его знавших, он обладал всеми качествами, украшающими хорошего правителя.
       Свейн сын Ульва отправился на встречу с Магнусом конунгом, когда тот был на Эльве, как прежде было написано. Конунг хорошо его принял. Было там и немало людей, которые замолвили за него слово, потому что Свейна очень любили. Он и сам красиво и умело говорил с конунгом, и кончилось дело тем, что Свейн признал власть Магнуса конунга и стал его человеком. После этого конунг со Свейном о многом беседовали с глазу на глаз.
       Однажды, когда Магнус конунг сидел на престоле и вокруг него было много народа, Свейн сын Ульва сидел у подножья его престола. Конунг сказал:
       — Я хочу объявить знатным людям и всему народу о своем решении. Ко мне сюда пришел муж, славный и родом, и собственной доблестью, Свейн сын Ульва. Он сделался моим человеком и обещал мне свою верность. А как вам ведомо, все датчане летом стали моими людьми. Теперь же страна не имеет правителя, ибо я уехал оттуда, и на нее, как вы знаете, совершают многочисленные нападения венды, куры и другие народы с Восточного Пути, а также и саксы. Я обещал дать им правителя для защиты и управления страною. Думаю я, что никто не подходит для этого лучше, чем Свейн сын Ульва. По происхождению своему он должен быть правителем. И ныне я делаю его своим ярлом и передаю ему в руки для управления Датскую Державу на то время, пока я нахожусь в Норвегии, подобно тому, как Кнут Могучий поставил Ульва ярла, отца его, править Данией, когда Кнут был в Англии. Эйнар Брюхотряс говорит:
       — Слишком могущественный ярл, сынок!
       Конунг сказал тогда гневно:
       — Вы мне мало доверяете, но мне кажется, что вы одних считаете слишком могущественными, а других вообще за людей не считаете.
       Тут конунг встал, взял меч и повесил его Свейну на пояс. Затем он взял щит и повесил его Свейну на плечо. Затем он надел ему на голову шлем и присвоил ему звание ярла. Он пожаловал ему поместья в Дании, которые раньше принадлежали Ульву ярлу, отцу Свейна. Затем была принесена рака со святыми мощами. Свейн возложил на нее руки и поклялся в верности Магнусу конунгу. Затем конунг возвел ярла к себе на престол. Тьодольв говорит так:

Не скупился отпрыск
Ульва на посулы,
Там за Эльвом клялся
На святой он раке,
Вторя в каждом слове
Клятвы сей — но краток
Век — владыке сконцев —
Был обетов этих.

       Свейн ярл уехал после этого в Данию, и весь народ его там хорошо принял. Он набрал себе дружину и вскоре сделался могучим правителем. Зимой он ездил по всей стране и заводил дружбу с могущественными людьми. Весь народ его любил.        Магнус конунг направился со своим войском на север Норвегии и оставался там всю зиму. С приходом весны Магнус конунг собрал большое войско и двинулся на юг в Данию. Когда он прибыл туда, из Страны Вендов до него дошло известие, что венды в Йомсборге вышли у него из повиновения. Там у датских конунгов — они-то и основали Йомсборг — было большое владение, подчиненное ярлу, и Йомсборг стал сильной крепостью. Когда же Магнус конунг узнал эти новости, он собрал в Дании много боевых кораблей и летом отплыл в Страну Вендов вместе со всем своим войском, и была то огромная рать. Так говорит Арнор Скальд Ярлов:

Слушай песнь о том, наследник
Княжий, как носил ты красный
Щит на вендов. Индевелый
Киль вы на воду спустили.
Дождались тогда несчастий
Венды. Мне другой не ведом
Вождь, чтоб к пажитям их, волны
Бороздя, вел больше стругов.

       Когда Магнус конунг прибыл в Страну Вендов, он направился к Йомсборгу и захватил его, перебил множество народа, пожег крепость и все вокруг, подвергая все разграблению. Так говорит Арнор Скальд Ярлов:

Ты огнем прошел по землям,
Князь. Не ждал спасенья жалкий
Люд. За Йомом взвились клубы
Дыма к небу, войнолюбец.
Нехристи тряслись от страха,
Не хранили их и стены
Крепостные. Ты им жару
Задал всем, гроза народов.

       Множество народу в Стране Вендов признало власть Магпуса конунга, но намного больше было таких, которые бежали. Тогда Магнус конунг возвратился в Данию и подготовился к зимовке, распустив по домам войско датчан и большое ополчение, которое пришло с ним из Норвегии.
       Тою же зимой, когда Свейн сын Ульва получил всю Данию в управление и заручился дружбой могущественных людей и поддержкой всего народа, он присвоил себе титул конунга. Многие знатные люди поддержали его. Но весною, узнав, что Магнус конунг отплыл с севера из Норвегии вместе с большим войском, Свейн уехал в Сканей, а оттуда на север в Гаутланд и дальше в Швецию к конунгу шведов Эмунду, своему родичу, и провел там лето. А соглядатаи в Дании извещали его о передвижениях Магнуса конунга и о численности его войска. Когда же Свейн узнал, что Магнус конунг отпустил большую часть своего ополчения и находится на юге, в Йотланде, Свейн отправился из Швеции на юг с большим войском, которым снабдил его конунг шведов. Когда Свейн прибыл в Сканей, то местные жители хорошо его приняли и посчитали за конунга. К нему стеклось множество народа. Затем он отправился в Сьяланд, и там его тоже хорошо приняли. Там он все подчинил себе. Тогда он приплыл на Фьон, подчинил себе все острова, и народ признал его. У Свейна было большое войско и много кораблей.
       Магнусу конунгу стали известны эти новости, а также и то, что венды выступили в поход. Магнус конунг созвал ополчение, и к нему собралось войск со всего Йотланда. Явился к нему герцог Страны Саксов Отта из Брунсвика. Он был женат на Ульвхильд, дочери конунга Олава Святого, сестре Магнуса конунга. Герцога сопровождал большой отряд.
       Датские вожди подбивали Магнуса конунга выступить против войска вендов, чтобы не допустить вторжения язычников в страну и ее опустошения, и было решено, что конунг направит свою рать на юг, к Хейдабю. Но в то время как Магнус конунг находился близ реки Скотборгары на Хлюрскогсхейде, он получил известие о войске вендов: оно настолько огромно, что никому не сосчитать его, и конунгу Магнусу нет никакой возможности тягаться с такою силой и ничего не остается, как только бежать. Конунг Магнус тем не менее намеревался дать бой, если имеется хоть какая-то надежда победить, но большинство отговаривало его, и все как один твердили, что у вендов превосходящие силы. Герцог же Отта скорее склонялся к тому, чтоб сразиться.
       Тут конунг приказал протрубить сбор и велел всем надеть доспехи. Они пролежали ночь под открытым небом, укрывшись щитами, потому что им было сказано, что войско вендов близко. Конунг был очень подавлен. Бежать ему было вовсе не по душе, потому что он никогда еще этого не делал. Он мало спал в ту ночь и все читал молитвы.
       Следующий день был кануном мессы Микьяля. К утру конунг уснул, и ему приснился сон. Он увидел святого Олава конунга, отца своего, и тот сказал ему:
       — Ты подавлен и боишься из-за того, что венды идут против тебя с большим войском? Ты не должен страшиться язычников, хотя бы и было их множество. Я буду с тобою в этой битве. Как только ты заслышишь мою трубу, иди в бой против вендов.
       Когда конунг пробудился, он рассказал свой сон. Начинало светать. Тут все услыхали в небесах колокольный звон, и люди Магнуса конунга, которые бывали в Нидаросе, узнали его, и подумалось им, что это звонит Колокол Радости. Этот колокол Олав конунг подарил церкви Клеменса в Каупанге.
       Тогда Магнус конунг поднялся и приказал трубить сбор. Войско вендов двигалось на них с юга через реку. Все войско конунга вскочило и направилось навстречу язычникам. Магнус конунг сбросил с себя кольчугу. На нем была только красная шелковая рубаха, в руках — секира Хель, принадлежавшая прежде Олаву конунгу. Магнус конунг бросился навстречу вражескому войску впереди всех и тотчас же стал рубить обеими руками встречных одного за другим. Так говорит Арнор Скальд Ярлов:

Шел князь с остролезой
В сваре стрел секирой,
Сбросил с плеч, могучий,
Хёрдов друг, кольчугу.
Оберучь — урочищ
Сих господь устроил
Судьбы — Хель вздымал он,
Черепа калеча.

       Битва эта была непродолжительна. Люди конунга сражались яростно. И повсюду, где они сходились, венды падали густо, как волны в прилив, а те, кто стоял позади, пустились в бегство, и тут их били, как скотину. Сам конунг преследовал бегущих на восток по пустоши, и вся пустошь была усеяна трупами. Так говорит Тьодольв:

В тысячной сородич
Рати — рад насытить
Брюхо волк — Харальдов
Шел, как молвят, первым.
Груды павших пустошь
Скрыли вкруг на милю.
К бегству Магнус вендов,
Удал, тьму принудил.

       Все в один голос говорили, что такого количества убитых не было в северных странах в христианское время, как у вендов на Хлюрскогсхейде. Из войска же Магнуса конунга пало немного народа, хотя многие получили раны. После окончания битвы Магнус конунг приказал перевязывать раны своим людям, но лекарей в войске оказалось меньше, чем требовалось. Тогда конунг пошел к тем, которые показались ему пригодными, и ощупал им руки. Он брал их ладони и гладил их, и так он выбрал двенадцать человек с самыми мягкими руками и сказал им, чтоб они перевязывали раны. И хотя никто из них прежде не делал перевязок, все они стали превосходными лекарями. Среди них были два исландца: Торкель, сын Гейра из Вересков, и Атли, отец Барда Черного из Долины Тюленьей Реки. От них вели свой род многие лекари.
       После этой битвы широко по всем странам распространилась весть о чуде, которое сотворил конунг Олав Святой. Все говорили, что никто не в состоянии сразиться против конунга Магнуса сына Олава и что отец его Олав конунг так ему близок, что враги не способны оказать ему из-за этого никакого сопротивления.
       Магнус конунг повернул затем свое войско против Свейна, которого он называл своим ярлом, а даны звали конунгом. Магнус конунг велел снарядить корабли и собрать войско. С обеих сторон было множество народу. В войске Свейна было немало могущественных мужей из Сканей, Халланда и Фьона. А у Магнуса конунга были главным образом норвежцы. И вот он двинул свое войско на Свейна. Столкновение произошло близ Вестланда у острова Рэ. Там была большая битва, и закончилась она тем, что победа досталась Магнусу конунгу, а Свейн обратился в бегство, оставив много убитых. Он бежал назад, на Сканей, потому что в Гаутланде у него было убежище, в котором он мог укрываться в случае нужды. А Магнус конунг возвратился в Йотланд и провел там зиму вместе с большим войском, поставив стражу к своим кораблям. Так говорит Арнор Скальд Ярлов:

Раж, оружье в сече
Князь в Рэ окрасил.
Близ Вестланда властный
Вальской бился сталью.

       Узнав, что Магнус конунг высадился с кораблей на берег, Свейн сын Ульва немедленно поспешил к своим кораблям. Он собрал войско, какое смог, и зимою плавал около Сьяланда, Фьона и островов. К йолю он двинулся на юг в Йотланд и сперва в Лимафьорд. Там примкнуло к нему много народу, и он собрал с некоторых подати. А кое-кто присоединился к Магнусу конунгу.
       Когда Магнус конунг узнал о том, что затевает Свейн, он направился к своим кораблям с ополчением норвежцев, которое в то время находилось в Дании, и с отрядом датчан, и поплыл на север, держась берега. Свейн тогда находился в Аросе с большим войском. Узнав о приближении войска Магнуса конунга, он вывел свое войско из города и приготовился к сражению. Когда же Магнус конунг проведал, где находится Свейн, и узнал, что он неподалеку, он созвал своих людей на сходку и обратился к ним с такою речью:
       — Нам стало ведомо, что ярл со своим войском должен быть поблизости. И мне сказали, что войско его велико. Я хочу сообщить вам о своих намерениях. Я желаю двинуться против него и сразиться с ним, хотя наше войско и меньше. Мы, как и прежде, должны уповать на бога и на святого Олава конунга, моего отца. Не раз он уже даровал нам победу в бою, а ведь часто у нас было меньшее войско, нежели у наших врагов. Теперь я хочу, чтобы люди приготовились к выступлению, и как только мы с ними сойдемся, поплывем им навстречу и вступим с ними в бой. Поэтому пусть все мои люди будут готовы к сражению.
       После этого они надели доспехи, и каждый приготовился и привел в порядок свое место на корабле. Корабли Магнуса конунга шли на веслах до тех пор, пока не показалось войско ярла, и тотчас вступили в бой. Люди Свейна вооружились и связали свои корабли один с другим. Завязался жестокий бой. Так говорит скальд Тьодольв:

Померился с ярлом
Князь — вступили вязы
Блеска вод в нещадный
Спор секирный — силой.
И впрямь не припомнить
Яростнее свары
Платов — люто бились —
Хильд — орлов кормильцы.

       Бой шел на носах кораблей, и только те, кто стоял там, могли рубиться мечами, те же, кто находился за ними в средней части корабля, бились копьями. Стоявшие еще дальше метали дротики и остроги. Другие бросали камни и гарпуны, а кто стоял за мачтой, стрелял из лука. Так говорит Тьодольв:

Тучи копий в тарчи —
Сыт остался петел
Ран — впивались, все мы
Шлемов шум вершили.
Клены Гунн пускали
Стрелы в ход и дроты,
Путь меж павших в ратном
Поле пролагая.
Был изряден трёндов
Ратный труд. Там с гнутых
Луков стаи колких
Линей ран срывались.
Несть числа тем дротам,
Что стеной застили
Свет, и буйный вихорь
Стрел летел над полем.

       Здесь говорится о том, сколь жестокой была перестрелка. В начале битвы Магнус конунг стоял за стеной из щитов, но когда ему показалось, что дело идет слишком медленно, он выбежал вперед из-за щитов и громко вскричал, воодушевляя своих людей, и пошел прямо на нос корабля, вмешавшись в рукопашную схватку. А когда это увидели его люди, они стали подбадривать друг друга. Громкие крики раздавались по всему войску. Так говорит Тьодольв:

В друга рад отвагу
Был всяк вселить в ярой
Сече. От бранных кличей
Метель Хильд гремела.

       Разгорелась яростная битва. Во время нее была очищена от бойцов носовая часть корабля Свейна вплоть до мачты. Тут взошли на корабль Свейна сам Магнус конунг вместе со своею дружиной, а вслед за ними его люди, один за другим, и они нападали с такой силой, что люди Свейна отступили. Магнус конунг очистил весь корабль, а потом и другие по очереди. Свейн и большая часть его войска обратились в бегство, много его людей погибло, но не мало получило пощаду. Тьодольв говорит:

Взнуздал князь для битвы
Новой Хравна сходней,
Вошел, к вящей славе
Князевой, на штевень.
Сила их у ярла
Пало слуг на струге,
Мы ж в бою умели,
Вождь, добычу множить.
Искр морских растратчик
Недругам он щедро
Жизнь дарил, а ярла
Рати вспять бежали.

       Эта битва произошла в последнее воскресенье перед йолем. Так говорит Тьодольв:

Красна в воскресенье
Стала сталь у княжьих
Слуг. Не дрогнув дрались
Древа игрищ Игга.
Не счесть, сколько стыло
Мертвых в море. Сотни
Тел — настал для воев
Смертный срок — тонули.

       Магнус конунг захватил там у людей Свейна семь кораблей. Тьодольв говорит:

Семь ладей — ликуйте
Девы в Согне! — сыну —
Идет он с победой —
Олава достались.

       И еще говорит он:

Дубам сеч ухабист
Выпал путь, до дому
Мало кто из полчищ
Ярла жив добрался.
Бьет их трупы ветер,
Черепа на черных
Гребнях пляшут. Топкий
Брег тела глотает.

       Тою же ночью Свейн бежал в Сьяланд с теми людьми, которым удалось спастись и которые пожелали следовать за ним. А Магнус конунг бросил якорь близ берега и приказал своему ополчению этой же ночью сойти на сушу. Рано поутру они возвратились, забив много скота. Так говорит Тьодольв:

В лбы летели градом —
Был отпор не спор их —
Камни, черепа мы
Вчера поразбивали.
На убой нагнали
Мы скота, пристал наш
Челн. Видать, у Свейна
Лишь слова в запасе.

       Магнус конунг тотчас отплыл со своим войском на север в Сьяланд вдогонку за Свейном. Но как только войско Магнуса конунга приплыло туда, Свейн и все его войско бежали на сушу. Магнус конунг преследовал беглецов, убивая тех, кто был им настигнут. Тьодольв говорит:

Вопрошали в Сьяланде
Жены, — с обагренной —
Чей же строй под стягом —
Сталью мы шагали.
Ели брашен еле
До дубрав добрались.
В Хрингстадире прытко
Удирали рати.
Странно ли, что сконский
Властелин — князь грязью
Шел облеплен — землю
Отстоял прославлен.
До брега стяг ярлов —
Чрез болота дроты —
Волочился — целый
День вчера летали.

       Тогда Свейн бежал на Фьон, а Магнус конунг прошел с огнем и мечом по Сьяланду и повсюду сжигал поселения тех людей, которые осенью присоединились к Свейну. Тьодольв говорит так:

Свергнут ярл с престола
По зиме. Дознался
Днесь всяк, что у князя
Добра оборона.
Жив, что мертв, отпора
Враг тебе — ты, Магнус,
Тверд стоял под тарчем —
Не дал, Кнутов нетий.
Пса древес пустил ты
В домы, конунг трёндов,
Яр. Пожарам отдал
На поживу жила.
Приспешникам был страшен
Свейновым во гневе
Князь. Спешили мести
Убежать ужасной.

       Как только Магнус конунг узнал о местопребывании Свейна, он направился со своими кораблями на Фьон. Услышав об этом, Свейн погрузился на корабль и отплыл в Сканей, оттуда поехал в Гаутланд, а затем к конунгу шведов. А Магнус конунг прибыл на Фьон и приказал там грабить и жечь. Все люди Свейна, находившиеся там, разбежались кто куда. Тьодольв говорит так:

Буря вздула в долах
Китов на дубовых
Стенах огнь. На юге
Буйный пламень пляшет.
Выжечь все на Фьоне
Мнят норвежцы. Лижет
Кровли жар. Деревни
Там горят кострами.
Нам пора на Фьоне
Познать асинь злата
Свейновых — в сраженьях
Мужей — мы трижды были,
Должно — но послужат —
Здесь пригожи девы —
Нам мечи, мы в сечу
Снова строй направим.

       После этого весь народ в Дании подчинился Магнусу конунгу. В конце зимы там установился добрый мир. Магнус конунг назначил своих людей управлять всею Данией. В конце весны он повел свое ополчение на север в Норвегию и оставался там большую часть лета.
       Как только об этом узнал Свейн, он тут же поспешил из Швеции в Сканей с большим войском. Жители Сканей хорошо его приняли. Силы его увеличились, после чего он двинулся в Сьяланд и подчинил ее себе, а также Фьон и все острова. Магнусу конунгу стало об этом известно, и тогда он собрал ополчение и корабли и направился на юг в Данию. Разведав, где расположился Свейн со своим войском, Магнус конунг пошел против него. Столкновение их произошло у мыса, называемого Хельганес, и было то вечером. Когда началась битва, у Магнуса конунга было меньше войска, но его корабли были длиннее и лучше снаряжены. Арнор говорит так:

Князь у Хельганеса
Нескольких — неслыхан
Ратный труд — очистил
Кляч дороги крачек.
Видур ведьмы тарчей,
Ввечеру он сечу
Начал, в ночь не схлынул
Дождь ужей кольчужных.

       Бой был ожесточенным, и к концу ночи много народа пало. Магнус конунг всю ночь продолжал обстреливать врага метательными снарядами. Тьодольв говорит:

Свейновых, достойных
Смерти, слуг согнула
Сталь у Хельганеса,
Шли на дно дружины.
Длань вдевал владыка
Трёндов в петли дротов.
Полководец жала
Ясеней окрасил.

       Коротко говоря, в этой битве Магнусу конунгу выпала победа, а Свейн обратился в бегство. Его корабль был очищен от бойцов от носа до кормы, и все другие корабли Свейна тоже были очищены. Тьодольв говорит так:

Бросил опустелый
Свой челн непреклонный
Свейн, тесним во брани,
Враг Магнусов ярый.
Острый меч окрасил
Ратобитец. К власти
Шёл князь, весь обрызган
Потом ран багряным.

       Арнор же говорит:

Куда сконцам против
Князя! Сани сходней
Свейновы в счастливый
Час очистил витязь.
Множество людей
Свейна погибло.

       Магнусу конунгу и его людям досталась богатая добыча. Тьодольв так говорит:

Щит блестящий с боя
Я добыл — рубились
Мы в суровой брани
На юге — и кольчугу.
Пусть попомнит — шлемом
Завладел я — дева
Слово скальда. Давеча
От нас досталось данам.

       Свейн после этого бежал в Сканей вместе со всем своим войском, какому удалось спастись, а Магнус конунг и его ополчение долго преследовали беглецов в глубине страны, почти не встречая сопротивления со стороны Свейна или бондов. Так говорит Тьодольв:

Магнусовы с брега
Шли вперед великой
Силой вой, вел их,
Страшен в гневе, княжич.
Всюду крик. По кличу
Князя разоряем
Днесь страну. По долам
Сконским мчатся кони.

       Затем Магнус конунг велел пройти с огнем и мечом по всем селениям. Тьодольв говорит:

В сторону отставлю
Тарч, коль все сметая,
Топчет веси войско
С Магнусовым стягом.
Не споткнутся сконцы,
Так спешат — нам вышла
Хоть куда дорога,
Не в труд поход — к Лунду.

       Они стали жечь поселения. Народ весь разбегался кто куда. Тьодольв так говорит:

Остреной для сконцев
Нам достанет стали,
Враз рать позабудет
Тешиться надеждой.
Красный огнь на веси
Мы пускаем в Сканей.
Раздувом добавим
Мощи вору рощи.
Пламя домы данов
Жжет дотла. Пощады
Жителям от рати
Вождя не дождаться.
У всех поиссякли
Силы в пре великой
За престол. Мы взяли
Верх, а Свейн низвержен.
Год назад по гатям
Вытоптанным — видно
Мне окрест — по фьонским
Мы шли вперед походом.
Признаёт за князем
Силу — взмыли стяги —
Враг, кто днесь на ноги
Уповает — утром.

       Свейн бежал на восток в Сканей. А Магнус конунг отправился к своим кораблям и, снарядившись с большой поспешностью, двинулся вдоль побережья Сканей. Тогда Тьодольв сочинил такую вису:

Утоляем солью
Жажду, люди княжьи,
Эгирову влагу
Весь поход глотаем.
Сконский край — а свеев
Не страшимся — вижу
Впереди. Был ратный
Труд бойцам отраден.

       Свейн бежал на север в Гаутланд и направился потом к конунгу шведов. Он был хорошо им принят и перезимовал у него.
       Подчинив себе Сканей, Магнус конунг повернул в другую сторону. Сперва он приплыл к Фальстру, высадился там и подверг его разорению, многих убил из тех, кто прежде признал власть Свейна. Арнор говорит об этом так:

С изменников-данов
Князь взыскал жестоко.
Уложил из Фальстра
Рать батог богатства.
Орлов не оставил
Он без корма, кормчий
Готи волн, и билась
Гридь за господина.

       Потом Магнус конунг поплыл со своими кораблями на Фьон, разграбил его и разорил. Как говорит Арнор:

Вновь на Фьоне данов
Наголову, стяги
Крася, вождь кольчужный
Разбил за измену.
Из чад княжьих кто же
На зиме двадцатой
Пекся так о черном,
Рьяный в сердце, вране?

       Магнус конунг просидел ту зиму в Дании, и был там тогда добрый мир. Много сражений дал он в Дании и во всех победил. Так говорит Одд Кикинаскальд:

Неистов пред мессой
Микьяля пронесся
Клич мечей, и тучи
Вендов сталь косила.
Вдругорядь на юге
От Ароса грозный
Затеяли к йолю
Топот копий вои.

       А Арнор говорит:

Суть вложил ты в драпу, мститель
Олава, я ж строки словом
Оснащу. Кормил ты галок
Мист. Пусть крепнет эта виса!
За зиму четыре бури
Стрел ты учинил, всесильный
Щиторуб, вотще железо
Заносил на князя ворог.

       Три битвы дал Магнус конунг Свейну сыну Ульва. Так говорит Тьодольв:

В сече — новый случай
Петь победу скальду
Князь доставил — счастье
Шло к оплоту трёндов.
В трёх, доспехи кровью
Крася, бранных плясках.
Был опять добычей
Богат ратобитец.

       Магнус конунг правил отныне и Данией и Норвегией. Подчинив себе Датскую Державу, он отправил послов на запад в Англию. Они отправились к Ятварду конунгу и отвезли ему послание с печатью Магнуса конунга. После приветов Магнуса конунга в послании значилось:
       — Тебе должно быть ведомо о соглашении, которое мы учинили с Хёрдакнутом о том, что тот из нас двоих, кто переживет другого, не оставив сына, получит его страну и подданных. И так ныне вышло, что, как я знаю, тебе ведомо, я получил в наследство после Хёрдакнута всю Датскую Державу. Когда он умер, ему принадлежала Англия не в меньшей мере, нежели Дания. Поэтому я теперь, согласно законному договору, заявляю о своих правах на Англию. Я желаю, чтобы ты отказался от своей державы в мою пользу, а в противном случае я буду добиваться её с помощью военных сил, как из Датской Державы, так и из Норвегии. Тогда тот пусть управляет страною, кому выпадет военное счастье.
       Когда Ятвард конунг прочитал это послание, он ответил так:
       — Всем людям здесь в стране ведомо, что Адальрад конунг, мой отец, от рождения обладал наследственным правом на эту державу и в прежние и в новые времена. Нас было четверо сыновей. И когда он пал вне пределов страны, то державу и власть принял брат мой Эадмунд, поскольку он был старшим из нас братьев. Я был вполне этим доволен, пока он был жив. После него власть перешла к Кнуту конунгу, моему отчиму. Нелегко было заявлять притязания, пока он жил. А после него конунгом был Харальд, брат мой, пока дарована была ему судьбою жизнь. Когда же и он скончался, Хёрдакнут, мой брат, стал править Датской Державой, и я думаю, было справедливым уговором между нами, братьями, чтобы он был конунгом как Англии, так и Дании. У меня же не было державы в управлении. Теперь он скончался. Все люди в этой стране советовали провозгласить меня конунгом здесь в Англии. Пока я не носил почетного звания, я служил своим правителям нисколько не более гордо, чем те, кто по рождению не обладали никакими правами на власть здесь в стране. Ныне же я получил помазание в конунги и такую же полную власть конунга, какою обладал мой отец до меня. И я не откажусь от этого звания, пока жив. Но если Магнус конунг явится сюда в страну со своим войском, я против него не стану собирать рати. Пусть он завладеет Англией, прежде лишив меня жизни. Передайте ему эти мои слова.
       Послы возвратились и явились к Магнусу конунгу и передали ему, что услышали. Конунг ответил не сразу и сказал так:
       — Я полагаю, что разумнее и лучше всего будет предоставить Эадварду конунгу мирно владеть своей державой, поскольку это от меня зависит, а мне владеть той державой, какую бог мне пожаловал.